Охота на диких копытных животных в Азии

На индийской миниатюре XVIII века изображена сцена ночной охоты на газелей. Впереди группы людей идет женщина с небольшим факелом в руке. Отсвет от него падает на трёх газелей, самца и двух самок. Они, как завороженные, смотрят на приближающийся факел. Следующий за женщиной охотник левой рукой держит лук, а правой достает стрелу. Сейчас он заложит её в лук, натянет тетиву, и стрела полетит в доверчивых животных. На плечах третьего члена группы уже лежит добытая подобным образом газель.

Множество простых, но самобытных приемов охоты, учитывающих и обстановку, и характер поведения тех или иных животных, издревле существовало у народов Азии. Вот еще один, сохранившийся до наших дней.

Дикий ассамский буйвол — обитатель бассейна реки Манас в Индии. Он крупнее, чем дикие буйволы из других районов страны; у коров рога длиннее, у быков — толще. Завидная дичь для охотника, но очень осторожная, не подпускающая к себе на верный выстрел. Как перехитрить зверя? Пользуются тем, что дикие самцы-буйволы тяготеют к стадам домашних ассамских буйволов, очень похожих на них внешне. Они изгоняют из стад домашних самцов и покрывают самок.

По просьбе охотника пастух подгоняет к одиноко пасущемуся дикому быку стадо домашних буйволиц. Укрываясь за животными, можно подойти к самцу довольно близко. Внезапное появление охотника различные звери воспринимают по-разному. Некоторые стремглав бросаются прочь, и тогда приходится стрелять их «в угон». Другие, рассвирепев, бросаются на человека. В этом случае оказываются очень кстати надёжное оружие, меткость и крепкие нервы, ибо встреча с разъярённой громадиной не сулит ничего хорошего. Впрочем, есть менее опасный и более комфортабельный способ охоты на дикого буйвола (его применяют и при охотах на тигра, носорога и других крупных зверей). Охотник садится на ручного слона и объезжает угодья в поисках зверей. Буйволы не боятся слонов и подпускают их на близкое расстояние.

И еще один древний способ охоты, применяемый и сейчас.

… Тихое и ясное сентябрьское утро встает над забайкальской тайгой. В пушистом инее высокие злаки на склоне распадка. Охотник притаился на опушке плотного леса, растущего на гряде, разделяющей две соседние речные долины. Он пришёл сюда ещё затемно, покинув ночлег в тёплой избушке; шёл тихо, предугадывая каждый шаг, стараясь не потревожить ночную тишину. Внимательно вслушивается охотник в звуки просыпающейся тайги. Вот метрах в четырёхстах, в вершине распадка треснула ветка, потом послышался трубный протяжный рёв — стон. Да, место выбрано правильно, и вышел охотник к нужному пункту, не спугнув зверя. Охотник приложил к губам длинную берестяную трубку — манок, и по тайге понёсся звук наподобие того, который только что слышал охотник. Понёсся звонко и сильно. Именно так кричит самец изюбра во время гона, кричит, подтверждая свою власть над табунком самок и предупреждая соперника о недозволенности появления здесь, в его владениях. Звук манка был принят хозяином этих мест как вызов, как нарушение его прав. Он отозвался на него, сделал — это было слышно по хрусту ломаемых веток — несколько шагов в сторону незваного гостя и остановился. Законы дикой природы суровы и один из главных — осторожность. Если даже соперник рядом, нельзя стремглав бросаться к нему, не оглядевшись, не прислушавшись. Несколько раз пришлось охотнику манить изюбра, пока он не показался среди редких берёзок… Взошедшее солнце зажгло яркие краски вокруг поверженного красавца-рогача: золотую хвою на лиственницах, сверкающий серебром иней на травах…

Десятки видов диких копытных зверей населяли Азию, множество видов увлекательных, непохожих одна на другую охот существовало на них. Ушли в прошлое запрещённые и истребительные охоты с ловчими ямами (в них иногда ставили заострённые бамбуковые колья, и тогда смерть зверя была особенно мучительна), со страшными самострелами, кленцами (металлическими башмаками с направленными внутрь зубьями) и т.д. Но всё же разнообразие охот сохранилось. В тундрах Сибири диких северных оленей промышляют в конце лета — начале осени на водных переправах. Самых маленьких сибирских оленей — кабарожек — загоняют при помощи собак на скалистые отстои. Маралов, изюбрей, лосей, косуль стреляют с подхода, скрадом, у солонцов. На косуль — там, где это разрешено, — устраивают облавные охоты.

Диких козлов и баранов стреляют в горах из нарезного оружия, с подхода и из засады. Как и повсюду, охота на этих горных животных требует физической закалки, сноровки. Чтобы добыть чубука с хорошими трофейными рогами, требуется не один день лазать по скалистым Камчатским горам, стараясь приблизиться к осторожному зверю на хороший выстрел.

Прекрасные описания горных охот оставил Н.М. Пржеваль­ский. Страстный охотник и пытливый естествоиспытатель, он во время своих путешествий не пропускал ни одной возможности совершить охотничью вылазку, лучше узнать животный мир изучаемой страны. Во время третьего путешествия по Центральной Азии (первого по Тибету) в 1879—1880 гг. Н.М. Пржевальский сделал выдающиеся зоологические открытия. Он описал новые виды благородного оленя (беломордый марал), бурого медведя (тибетский медведь-пищухоед), дал подробное описание неизвестной до того дикой лошади, названной затем лошадью Пржевальского, и т.д. Район путешествия был диким, мало изученным и местами изобиловал дикими копытными. На окраине Тибетского плато, выйдя к нему со стороны Цайдама, путешественники встретили обилие крупных животных, поражавшее воображение новичков.

«…Невдалеке от нашего стойбища паслись стада хуланов, лежали и в одиночку расхаживали дикие яки, в грациозной позе стояли самцы оранго; быстро, словно резиновые мячики, скакали маленькие антилопы ады… ».

Но далеко не всегда дичь была столь доступной. Иногда приходилось пройти много километров по горным склонам и кручам и вернуться с пустыми руками. Велико своеобразие горных охот в Азии, очень образно описанных Н.М. Пржевальским.

… Быстро, в спешке проходят сборы на охоту, выход на неё в предутренние часы. Но поспешность была уместной и возможной только до подхода к крутым горам. «Тут уже начиналось иное хождение — медленное, с частыми расстановками, иногда ползком. Но здесь же и место жительства дикого зверя, который утром выходит из своих убежищ, пастись на скудных лужайках. С замирающим сердцем начинается высматривание из-за каждой скалы, с каждого нового обрыва, с каждой новой горки. Вот-вот, думаешь, встретится желанная добыча — но её нет как нет… Все помыслы направлены к одному: поскорее увидеть зверя и выстрелить по нему. Так проходит час-другой… Ноги начинают чувствовать усталость, разочарование в успехе понемногу закрадывается в душу»…. Да, трудны, но и незабываемы горные охоты!

Охоты на копытных, обитающих в открытых пространствах, требуют других приёмов и способов. Часто охотники подкарауливают их на водопоях, куда звери совершают ежедневные переходы. Применяли конные охоты, когда всадники-загонщики отделяли от табуна группу дзеренов, джейранов или сайгаков и «выставляли» их на укрывшихся стрелков. К сожалению, с развитием механизированного транспорта животных нередко преследуют на автомашинах или на мотоциклах. Живое сердце зверя не может выдержать конкуренции с мотором, загнанные животные, если их не догоняет пуля, часто погибают или долго болеют и становятся легкой добычей хищников.

Диких свиней, обитающих в тугаях и тростниковых займищах, выгоняют из укромных мест и стреляют на тропах или на переходах между отдельными займищами. При этом часто используют собак.

На острове Калимантан и в некоторых других местах Южной Азии, где существуют сезонные миграции диких свиней, их добывают на переправах через реки. Как пишет Пьер Пфеффер, долго проживший среди местных племен Калимантана, особенно у даяков, свиньи идут небольшими группами или стадами, насчитывающими несколько сот голов. Они неизменно придерживаются постоянных троп и преодолевают реки в определённых местах, хорошо известных даякам. Те ожидают приближения животных, готовятся к охоте. Как только разносится весть о появлении мигрантов, все мужчины вооружаются копьями и шомпольными мушкетами и бросаются на переправы, спрятав пироги в прибрежных зарослях.

Когда плывущее стадо диких свиней достигнет середины реки, даяки прыгают в пироги и с громкими криками устремляются навстречу животным. Они стараются умертвить мечущихся в панике кабанов ударами копий, не заботясь о сборе добычи: вниз по течению реки убитых и раненых зверей уже поджидают другие охотники, а также пришедшие на помощь женщины и дети.

В годы особенно массовых миграций избиение кабанов длится несколько недель. В 1954 г. ниже Ланг-Пезо было убито много тысяч свиней. Насытившиеся мясом даяки срезали с них лишь сало и бросали туши обратно в воду. Они скопились перед Тандэнунгселором и гнили, отравляя воздух и воду…

На многочисленных лесных оленьков и оленей Индии, Бирмы, Таиланда и других стран Южной и Юго-восточной Азии чаще всего охотятся из засады и на суточных переходах.

В каждой стране — свои основные объекты, свои методы охоты. В Китае на северо-востоке страны добывали в основном косуль, во Внутренней Монголии — дзерена, в Синьцзяне и Цинхае — джейрана; численность двух последних видов в Китае, как и в Монголии, сильно сократилась. Кабанов и сейчас добывают во многих провинциях, от севера до юга страны. На юге Китая была довольно развита охота на оленей-мунт­жаков.

В Монголии основным объектом охоты (в том числе для иностранных туристов) остался аргали, на севере страны добывают марала и кабана; численность антилоп, как уже отмечалось выше, сильно снизилась, дзерена добывают и небольших количествах.

В маленькой и густонаселенной Японии все еще развита охота на кабана и пятнистого оленя.

Несмотря на существенное экономическое значение охоты на диких копытных животных для многих стран Азии, учет их добычи налажен недостаточно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *