Хищники Азии

Хищники, охота на которых прежде имела самостоятельный, преимущественно спортивный интерес, сейчас в большинстве стран Азии либо находится под охраной из-за их редкости, либо их добывают в порядке регулирования численности. Исключение представляет волк: численность его местами велика, ущерб, наносимый сельскому и охотничьему хозяйству, а также здоровью населения — значителен, поэтому с ним ведётся борьба. В азиатской части России, к примеру, насчитывается не менее 40 тыс. волков. В сезон 1979 г. уничтожено 18 462 хищника, в том числе в Казахстане 11 395, в РСФСР 5590.

Много волков в Монголии, где ежегодно отстреливают 4—4,5 тыс. хищников, в северных районах Китая, в странах Центральной Азии и т.д.

Численность шакала почти повсеместно поредела вследствие уничтожения тугаев, вырубки кустарников, осушения тростниковых зарослей. В СССР добыча этого хищника сократилась с 36,1 тыс. в 1949 г. до 15 266 в 1979 г. Основные популяции шакала находятся в Туркменистане, где его добыча превышает 4 тыс. особей в год.

Численность бурых медведей в азиатской части России, как мы уже отмечали, значительна, и на них ведется довольно интенсивная спортивная охота, но поскольку охотники оставляют шкуры себе, установить фактический объем добычи этих хищников невозможно. В Японии медведей отстреливают в течение всего года как опасных для леса животных. Их среднегодовая добыча за 1953—1974 гг. составила 19 814 головы, в том числе бурых 5267, черных 14 546. В сезон охоты добывают 755 хищников, остальных уничтожают при проведении истребительных мероприятий. Максимальное число медведей отстреливают в префектурах Хоккайдо (5267 шт. в год), Гифу (2388), Нагано (1686), Фукуи (1135). В Монголии добывают 100—200 бурых медведей в год.

Многие редкие виды и подвиды азиатских медведей находятся под охраной: белокоготный на Тянь-Шане, черный — в Приморье, панда — на юге Азии и т.д.

Неблагополучно положение с большинством представителей семейства кошачьих, особенно с такими крупными и привлекательными для охотника хищниками, как лев, тигр, леопард, снежный барс, гепард. Они сильно истреблены и почти везде взяты под охрану. Например, в Иране еще сравнительно недавно обитали 9 видов кошачьих; к настоящему времени два из них, самые крупные, — персидский лев и туранский тигр, — исчезли, а гепард длительное время находился под угрозой уничтожения. Подобная же картина характерна для большинства стран Азии.

Лев сохранился только в Индии, в резервате Гирский лес, где проводилась интродукция этих хищников. Численность их в заповеднике только за три года увеличилась с 177 до 200. Созданы еще два львиных резервата в окрестностях Хотдара­бады и недалеко от Бомбея.

В последнее десятилетие, по расчетам ученых, численность тигра во всем мире составляла 4 тыс. особей против 100 тыс. в начале нынешнего века. Самый мелкий подвид тигра, балийский, населявший остров Бали, полностью истреблен. Возможно, не осталось в природе больше и каспийских (туранских) тигров, некогда населявших просторы Азии от Афганистана до Восточной Турции, обитавших на современной территории среднеазиатских республик и Казахстана. Сохранилось несколько сотен голов суматранского тигра, единицы — китайского, около 250 особей сибирского (амурского). Относительно многочисленны индонезийский (2 тыс. экз.) и индийский, или бенгальский (примерно столько же), тигры.

Во многих странах принимают меры по охране и восстановлению численности тигров. Правда, эта задача очень сложна, так как в последнее время не охота — главный враг крупных хищников, а уничтожение их мест обитаний, сокращение численности диких копытных, основной «продовольственной базы» хищных зверей. В Советском Союзе благодаря многолетним усилиям удалось увеличить численность амурских тигров с нескольких десятков до 200—250 голов.

В Индии с 1973 г. правительство при поддержке международной общественности осуществляет проект сохранения тигра в стране. Он включает меры по созданию заповедников, сбережению местообитаний тигра и повышению численности диких копытных животных. В результате за последние 5 лет популяции тигров увеличились, плотность их населения стала наивысшей на охраняемых территориях. В 1977 г. насчитывали 2278 тигров, из них в заповедниках 628. Поголовье диких копытных в основных местообитаниях хищника также возросло: замбара с 803 до 1107 голов, аксиса с 8477 до 14800, кабана — с 1171 до 2703 голов.

Аналогично решается проблема охраны и восстановления численности других крупных хищников — леопарда, снежного барса, гепарда. Работа с первыми двумя видами и особенно с ирбисом затруднена тем, что в высокогорных труднодоступных местообитаниях этих хищников очень сложно обеспечить соблюдение запретов на добычу. Тем более, что снежного барса чаще всего отстреливают пастухи, на стада которых он якобы нападает (фактический ущерб домашним животным от ирбиса незначителен); леопарда еще в 1973 г. в значительных количествах добывали в Китае. Только из одной из южных провинций поступило 3 тыс. леопардовых шкур. Сотни шкур этого хищника, вывезенных из Китая, видели в 1974 г. в Сянгане. Гепард поставлен почти в безвыходное положение резким сокращением численности равнинных копытных животных — джейрана, газелей, так как он кормился в основном охотой на них.

В упоминавшейся выше новейшей сводке «Факты о мехах» констатировано, что в 1977—1978 гг. из стран Азии экспортировано 4 391 625 шкурок диких пушных зверей, причем указана видовая принадлежность только 390 тыс. шкурок, остальные охарактеризованы как «прочие». Анализируя эти данные, можно установить, что в них не включены примерно 93 тыс. шкурок диких кошек и 75 тыс. шкурок горностая. По известным статистическим данным, в Азии заготавливают более 9 120 тыс. пушных шкурок. Конечно, это минимальные показатели, отражающие лишь часть фактического объема добычи пушных зверей в Азии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *