Охота на пушных зверей и хищников в Азии

В XVI веке цивилизованная Европа получила постоянный доступ к двум пушным сокровищницам: Северной Америке и Сибири. Со вновь открытого заокеанского континента пошли корабли, груженные шкурками бобра, ондатры, выдры, американских куниц. Сибирь, а затем и Дальний Восток, осваиваемые русскими первопроходцами, одарили Европу прекрасными шелковистыми мехами соболя, колонка, чёрно-бурой лисицы, калана, котика и многими другими. Прошло почти четыре столетия, но по-прежнему сохраняются в мире две основные зоны пушного промысла — североазиатская и североамериканская, причем первая, отстав по стоимости добываемой пушнины, сохраняет первенство по её ассортименту и качеству. Сибирский соболь прочно удерживает славу обладателя ценнейшего меха планеты…

Охота на соболя

Трескучий мороз сковал заиндевевшую тайгу. Кажется, ничто живое не способно уцелеть в ледяном безмолвии. Тонкой дрожащей ниточкой вертикально уходит дым из трубы таёжного зимовья в начинающее голубеть утреннее небо. Распахивается дверь, и в клубах пара выходит из избушки охотник, сопровождаемый ночевавшей в сенях мохнатой лайкой. Вскидывает на плечо ружье, поправляет котомку за спиной, становится на широкие, подбитые камусом лыжи и по торной лыжне направляется вверх по долине небольшого ручейка, пробегающего мимо зимовья. Лайка, определив направление пути хозяина, обгоняет его и устремляется в поиск, благо снег ещё неглубок и не мешает свободному передвижению собаки.

Первые же сотни метров пути убедят наблюдателя, что сорокаградусный мороз — не помеха лесным жителям. Может, он им и не совсем по нраву, да что делать, надо двигаться, искать добычу. Мелькнуло ярким огоньком оперение ронжи, слетевшей с пихты и поспешившей, несмотря на присущее ей любопытство, убраться подальше с пути охотника. Через некоторое время лыжню пересёк след белки, недавно спускавшейся на снег в поисках своих кладовых. Но не она нужна сейчас охотнику; об этом знает и лайка, притравленная совсем на другого, гораздо более ценного зверя. Мало осталось профессиональных лаек-соболятниц, все более универсальными становятся четвероногие помощники промысловика. Но если уж есть такая, то надо уберегать её от всех соблазнов, поощрять только охоту на желанного соболя.

Не один километр прошли охотник с собакой. Лыжня, набитая в прежние охотничьи вылазки, кончилась. У последнего отворота, сделанного во время недавней охоты, человек остановился: идти дальше по собственному следу не хотелось, местные соболи были здесь уже взяты, надежда была только на пришлого. Но как раз в это время, приглушенный заиндевевшими ветвями пихт и кедров, донесся лай собаки. Не раздумывая, охотник бросился в его направлении.

По-разному складывается охота на соболя с лайкой. Бывает, взяв свежий след хищника, она почти сразу же обнаруживает его и, облаивая, задерживает на дереве до подхода охотника. Иной раз долго гонит неутомимого зверька и верхом, и низом. Семь потов сойдет с охотника, пока лайка остановит соболя. Хорошо — если на дереве. В таком случае все зависит от умения охотника подойти на выстрел и «снять» зверька с дерева. А если соболь нырнул под коряжину? Окружай тогда место его укрытия сеткой-наметом и старайся выгнать или сиди дожидайся, пока он сам выскочит и запутается. А если ушёл под камни в гольцах, да еще с кедровым стлаником? — Тогда пиши пропало: ни за что не выгнать соболя из каменных и стланиковых лабиринтов.

Осторожно, стараясь не шуметь, подходит охотник ближе и ближе на голос собаки. Вот и лайка, в остервенении кружащая вокруг кедра. А вот и сам соболь, сердито поглядывающий на беснующуюся внизу собаку. Выстрел прозвучал в морозном воздухе как слабый щелчок. Тёмно-бурым комком летит соболь вниз на истоптанный собакой снег…

Всё глубже становятся снега, всё труднее охотиться с собакой. Пора переходить на самоловный промысел. Давно уже, чуть ли не с начала сезона, проложил промысловик тропы — путики, веером расходящиеся от избушки, разнес по ним капканы, заготовил приваду. После каждого снегопада приминал путики, чтобы можно было свободно передвигаться по ним. И вот, оставив собаку в избушке, в течение двух дней охотник с раннего утра до сумерек расставлял и настораживал кап­каны.

Теперь форма охоты резко изменилась. Она заключалась в ежедневном обходе одного из путиков, осмотре и перестановке капканов, сборе добычи, подновлении привады. А вечер — на съемку шкурок и приведение их в порядок (если день был удачным). Незамысловатые, казалось бы, занятия, но невозможны они без глубокого знания повадок пушных зверей, без большого опыта и любви к своему делу.

Большинство пушных зверей в Сибири добывают этими способами — ружейным (с собакой) и самоловами. При добыче таких зверьков, как белка, преобладает ружейная охота с подхода. Многое здесь зависит от собаки, умеющей находить и облаивать белок. Но и этих грызунов нередко добывают плаш­ками, кулемками и древесными капканами. Пушных же хищников чаще промышляют самоловами, как переносными (капканы), так и стационарными (кулемки). Меняются конструкции и номера капканов, способы их установки, но сущность остается одинаковой: заставить зверька сделать роковой шаг — попасть ногой на тарелочку и… сомкнулись дуги капкана. Са­моловы ставят не только на суше, при отлове бобра, ондатры, выдры их помещают в воду.

Капканы, плашки, кулемки не исчерпывают перечень само­ловов. Для поимки ондатр, например, применяют специальные проволочные вентери-мордушки. Для добычи кротов в их подземные ходы помещают проволочные кротоловки. Зайцев, как уже упоминалось (а также сусликов), ловят проволочными петлями. Для поимки горностаев и ласок используют сделанные в снегу ледянки. Словом, простор для фантазии и выдумки…

Охота на крупных хищников

Охоты на крупных хищников имели и (там, где они еще сохранились) имеют свои особенности. Здесь больше азарта, риска, требуется надежное оружие, лучше — нарезное. Прежде в азиатских странах облавные коллективные охоты на тигров, барсов, леопардов с участием знати обставлялись пышно, помпезно.

… Облавные охоты на крупных хищников, преимущественно тигров, дольше всего сохранялись в странах Южной Азии, особенно — в Индии. К ним приходится прибегать и сейчас, когда требуется уничтожить тигра-людоеда. Но это делается по необходимости. Прежде же такие охоты устраивались раджами с обязательным привлечением подданных. Охотники восседали на высоких помостах, недоступных для хищников.

Охота на медведя в берлоге

Одной из древних, азартных и опасных охот, сохранившихся до наших дней, является охота на медведя в берлоге. Это почти всегда — загадка со многими неизвестными. Остался ли в берлоге прослеженный в момент залегания в нее медведь? Какой зверь залег? Крепко ли он лежит и подпустит ли близко охотников? Ну, а если подпустил — как его лучше поднять, как расставить стрелков и т.д.?

Многое определяется местными деталями: характером залегания медведя, размерами и глубиной берлоги, «нравом» зверя.

Предугадать все невозможно. Рекомендуется попытаться втолкнуть в берлогу вершиной вперед небольшую ель или пихту, чтобы зверь не мог «пулей» выскочить из убежища, задержался на секунду, подставив себя под выстрел. Присутствие хороших собак-медвежатниц намного увеличивает гарантию успеха и является хорошей подстраховкой от несчастных случаев. Если на человека кинется раненый зверь, собаки бросятся на него и отвлекут внимание на себя. Ну и добирать раненого медведя с собаками также намного проще и безопаснее.

Охоты на берлогах ещё нередки в азиатской части России. Есть возможность у желающего испытать нервы и оружие в единоборстве с мощным зверем.

Охота на тигра — «ханка»

Что касается тигра, то волнующие и полные риска охоты на этого мощного хищника стали в основном достоянием охотничьей истории. А они были интересными и требовали очень многого от организаторов и участников.

Кесри Сингх, потомственный индийский шикари, опытный охотовед и хороший натуралист, в книге «Тигр Раджастхана» дал наглядное представление о способе охоты на этого хищника, который называется «ханка» («загон»).

Устроитель охоты должен прекрасно знать как повадки тигра, так и топографию местности. Хищник никогда не пойдёт от загонщиков по открытой местности, если она не находится на пути к его убежищу, а прорвет цепь загонщиков и уйдёт из оклада. Поэтому предварительно картографируют всё: пункт нахождения загрызенной хищником жертвы (выложенной привады), место убежища, наличие удобных для охоты открытых полян и прогалин. Зверь пойдет от жертвы к своему убежищу. С учётом этого ставят загонщиков и стрелков.

Для охотников делают специальные платформы — маханы. Их оборудуют на деревьях на высоте 7—8 метров и маскируют листьями. Работу эту проводят заранее, чтобы не вызвать недоверия хищника к месту охоты.

Если на возможном пути следования тигра мимо стрелков нет или мало открытых мест, расчищают подлесок и подрост. Делают это также заранее и осторожно, стараясь не потревожить хищника.

В загонщики выбирают сильных взрослых мужчин, хорошо знающих местность. Их задача — без особого шума поднять зверя и «вести» его к маханам. Нужны и фланговые загонщики — наблюдатели, которые в случае необходимости должны воспрепятствовать тигру уйти из загона.

К. Сингх, как и многие другие опытные индийские охотоведы, расставлял среди загонщиков несколько местных охотников, снабженных как холостыми патронами, так и мощными зарядами, способными остановить бросившегося на людей хищника. Случаи гибели людей во время охот на тигров, особенно — людоедов, к сожалению, нередки. Несколько таких фактов описано в драматической книге Дж. Корбетта «Кумо­анские людоеды»…

«Самый волнующий и опасный момент охоты на тигра — выслеживание пешком раненого зверя, — замечает К. Сингх. — Заниматься этим приходится отнюдь не из спортивных соображений. Тигр, залечивший свои раны, скорее всего до конца дней будет представлять смертельную опасность».

Статистика

Статистика пушного промысла долгое время служила надёжным свидетельством числа добытых животных, характеризовала его экономическое значение. Известно, например, что в XVII веке пушнина обеспечивала 3/4 государственного бюджета Руси. Документы зафиксировали, что в 1777 г. через Кяхту экспортировано в Китай шкурок диких зверей на 1,3 млн. рублей. Огромная по тем временам сумма! Около 1600 г. в начальный период освоения Сибирь давала до 200 тыс. собольих шкурок в год; в 1630—1640 гг. — 130 тыс. шкурок. Вплоть до середины 50-х годов XX в. по заготовкам шкурок можно было смело судить о размерах добычи того или иного зверя, сделав лишь сравнительно небольшую поправку на использование промысловиками пушнины для собственных нужд.

В настоящее время значительная часть пушнины не сдаётся, поэтому заготовки нельзя отождествлять с добычей. Кроме того, как и в случае с мелкой дичью, пушная статистика многих стран в настоящее время находится в неудовлетворительном состоянии.

По обобщенным данным, в ряде стран Азии в период с конца 50-х до конца 70-х годов заготавливали около 9 млн. шкурок пушных зверей в год на сумму 28,7 млн. р. Ведущую роль играет добыча соболя; за ним следуют белка, енотовидная собака, песец, ондатра и т.д. Наиболее развит пушной промысел в России, Китае, Японии, Монголии и некоторых странах Ближнего Востока.

Количественная оценка итогов пушного промысла в Китае (как и добыча других групп охотничьих животных) почти отсутствует. А.Г. Банников и соавторы характеризовали пушные богатства Китая как «достаточно большие». Ведущее место во многих провинциях занимают сурки, от которых получают от одной трети до трех четвертей всей заготавливаемой здесь промысловой пушнины (в Синьцзяне по стоимости 59 %, а в Цинхае — даже 88 %). В северо-восточном регионе по числу добываемых шкурок преобладал бурундук, за ним — светлый хорь и лисица. Другие объекты пушного промысла здесь: белка, маньчжурский заяц, солонгой, колонок, харза, каменная куница, рысь, выдра, манул, соболь (последний — в небольшом количестве).

В центральных провинциях Китая из числа промышляемых пушных зверей, прежде всего, следует назвать цокоров, енотовидную собаку, лисицу, барсука, выдру. На юге преобладают экзотические объекты промысла: несколько видов виверр, тропический барсук (от него получают мех, именуемый в пушной торговле «пами»), толстый лори (полуобезьяна), леопард, несколько других видов кошек, выдра.

Фрагментарные количественные сведения о добыче пушных зверей в Китае и их экспорте имеются в новой сводке «Факты о мехах». В провинции Цинхай в 1971 г. было добыто 350 тыс. диких животных. Только в одном из регионов провинции Ганьсу в этом же году добыли 90 000 горностаев.

В 1978 г. Япония импортировала из Китая 311 821 шкурку и пластины, составленные из шкурок 630 тыс. пушных и меховых животных (кролика, лисицы и др.). США в этом же году ввезли из Китая 71,8 тыс. различных шкурок, в том числе 2,45 тыс. собольих. Великобритания импортировала 2090 шкур кошачьих, в основном леопардовой кошки.

КНДР в 1978 г. выставила на ленинградском, лейпцигском и других европейских аукционах следующее количество шкурок: кролика 10000, лисицы обыкновенной 41 437, енотовидной собаки 3000, барсука 628, белки 2059, дикой кошки 5300, медведя 62.

Пакистан в 1977—1978 гг. экспортировал в Великобританию 42 805 шкурок диких кошек неустановленных видов (среди них были шкурки леопардовой, бенгальской, малой пятнистой кошек, а также леопарда и ирбиса). Продажа пушнины на международных рынках дала Пакистану доход в сумме 254 тыс. рупий, или 35,4 тыс. долл.

Индия в 1977 г. экспортировала 20 690 шкурок диких кошек — леопардовой кошки, хауса и др. Из этой страны на пушные рынки поступают также шкуры лисицы, шакала, кролика, каменной куницы и т.д. Размер пушного экспорта за 1969— 1975 гг. возрос с 3718 до 214 058 долл. На черном рынке до сих пор незаконно реализуются шкуры леопарда, тигра, рыси, каракала, оленей.

В Монголии разрешён промысел 18 видов пушных зверей. В середине 30-х годов ежегодно добывалось 30—35 тыс. лисиц, 15—20 тыс. корсаков, 5—5, 5 тыс. манулов, 6—7 тыс. степных хорей, 4—4, 5 тыс. волков. Длительное время основой пушного хозяйства была добыча сурка-тарбагана, заготовки которого доходили до 2,3 млн. шт. в год (1950); впоследствии они сократились до 0,8—1 млн. шт. Ежегодная продукция охоты в Монголии оценивается в 7—8 млн. тугриков, выход с 1000 га — 63, 8 тугриков. Ежегодный экспорт продукции охоты (93 % пушнина, 5% панты и рога) и отлов животных для зоопарков даёт стране 5 млн. тугриков (1, 5 млн. долл.).

В 1975 г. на аукционе выставлялась следующая монгольская пушнина: белка 23 тыс., корсак 3,85 тыс., волк 1,7 тыс., обыкновенная лисица 1,07 тыс., хори 1 тыс., барсук 647, беляк 1,2 тыс. шт.

В Японии необычным образом сочетаются высокая плотность населения, чрезвычайно развитые промышленность и транспорт и современное охотничье хозяйство. Правда, пушной промысел ведется в основном на северных островах и в слабо заселённых глубинных районах страны.

В начале — середине 60-х годов в стране больше всего добывалось колонков (120 тыс.), белок (100 тыс.). В состав промысловых видов входили также куницы, барсук, лисица, бурундук и т.д. Добыча зайцев достигала 900 тыс. в год, но сдавали далеко не все шкурки этих зверьков.

С 1951 по 1975 г. в Японии было добыто около 4 млн. енотовидных собак, т.е. по 160 тыс. в год. Это обстоятельство ставит «енотку» на ведущее место в пушном промысле страны. Промысел куницы постепенно увеличивался с 1950 по 1955 гг., а затем стабилизировался на постоянном уровне 8 тыс. шт. в год. Количество добываемых барсуков и ласок в последние годы постоянно снижается. С 1950 по 1960 гг. добыча лисицы также уменьшилась, а затем стала увеличиваться. Подобные тенденции обусловлены сложным комплексом различных природных и социально-экономических факторов. Например, количество добываемых ежегодно енотовидных собак, барсуков и ласок тесно коррелирует с числом охотников, а размер добычи лисиц и куниц не зависит от этого показателя.

В 1978 г. Япония экспортировала в США 12 411 шкурок различных пушных зверей на сумму 1 963 868 долл. В свою очередь эта страна завезла 15 тыс. шкур неизвестных видов из Таиланда, Индонезии, Пакистана. Судя по высокой средней цене индонезийских шкур (более 300 долл.), среди них были шкуры леопарда и тигра.

Россия — пушная держава. Большая территория, разнообразие природных условий, богатство фауны промысловых животных, вековые охотничьи традиции долгое время обеспечивали первенство стране на мировом пушном рынке.

Шкурки белки долго первенствовали в пушном промысле России, а затем и СССР. В дореволюционные годы у охотников закупалось в среднем 12 млн. шкурок в год. Лучшим беличьим годом послереволюционной поры был 1937, когда на приемные пункты поступило 21 216 тыс. шкурок. В 1976—1979 гг. заготавливалось в среднем по 3113 тыс. беличьих шкурок в год (на всей территории страны, а не только в азиатской части).

Положение с соболем гораздо лучше. Наивысшего уровня (200 тыс. шт.) заготовки шкурок этого ценного зверька достигли в 1960 г.; они почти в 10 раз превзошли дореволюционный уровень (22 тыс. шт.). В последний трехлетний период в заготовки поступало в среднем 157 тыс. собольих шкурок в год, что совсем немало, учитывая трудности, испытываемые пушным промыслом.

Большие и, к сожалению, отрицательные изменения претерпели заготовки шкурок ондатры. Этого грызуна у нас прежде не было. Вскоре после акклиматизации он достиг огромной численности и «вырвался» на одно из первых мест в пушных заготовках страны: «потолок» (6 млн. шкурок) был достигнут в 1956 г. С тех пор изменились к худшему ондатровые угодья, уменьшилась численность зверька, упали заготовки. За 1976-1979 гг. их среднегодовой объем составил всего 1094 тыс. шт.

Не радуют также и заготовки лисьих шкурок, хотя угодья, в которых могут жить лисицы, сохранились, и численность зверя в природе достаточно высока. Охотники почти перестали приносить на заготовительные пункты шкурки лисиц — оставляют их себе. И вот следствие: 1909—1913 гг. — 76 тыс. шт. в год; 1946 г. — 742, 7 тыс. (максимум); 1976—1979 ГГ. — 71 тыс. шт.

Песец белый довольно прочно удерживает свои позиции, сейчас он по стоимости заготовленных шкурок на третьем месте после соболя и белки. Правда, уровень заготовки последнего трехлетнего периода (70 тыс. шт.) ниже абсолютного максимума, достигнутого в 1936 г., — 128, 1 тыс. шт., но заготовки довольно стабильны, и это радует.

Назовем максимальные объемы заготовок по другим видам пушнины, играющим заметную роль в охотничьем промысле (в скобках — современный уровень, среднее за 1976—1979 гг.): выдра — 9,8 тыс. шт. в 1952 г. (1 тыс. шт.), горностай — 1190 тыс. шт. в 1933 г. (104 тыс. шт.), заяц-беляк — 7046 тыс. шт. в 1928 г. (320 тыс. шт.), заяц-русак — 4940 тыс. шт. в 1935г. (462 тыс. шт.), колонок — 433 тыс. шт. в 1929 г. (89 тыс. шт.), куница — 96 тыс. шт. в 1963 г. (28 тыс. шт.), норка дикая — 75, 1 тыс. шт. в 1928 г. (23 тыс. шт.), сурок — 731 тыс. шт. в 1928 г. (108 тыс. шт.), хорь светлый — 1 296, 2 тыс. шт. в 1931 г. (9 тыс. шт.), хорь темный — 454 тыс. шт. в 1931 г. (14 тыс. шт.).

Очень большие изменения произошли с заготовками «весенне-летних» видов пушнины. В предреволюционный период их заготовки почти отсутствовали. Затем совместными усилиями охотоведов, зоологов, заготовителей было организовано интенсивное освоение огромных ресурсов насекомоядных и грызунов. Заготовки их шкурок достигли колоссальных размеров: кроты — 31 млн. шт. (1935 г.), суслики — 94 883 тыс. шт. (1952 г.), суслик-песчаник — 6556 тыс. шт. (1928 г.), хомяк — 11 670 тыс. шт. (1938 г.), крыса водяная — 21 763 тыс. шт. (1958 г.). В последнее десятилетие промысел этих зверьков резко сократился, заготовки шкурок уменьшились во много раз. За 1976—1979 гг. среднегодовая закупка всех перечисленных выше «весенне-летних» видов составила только 12 846 тыс. шт., причем около половины из них приходится на шкурки крота.

Причин описанных изменений в пушных заготовках много. Здесь и преобразование охотничьих угодий, вызывающее уменьшение ёмкости местообитаний некоторых видов пушных зверей (вырубка темнохвойных лесов, осушение болот, пожары, распашка целинных и залежных земель); и уменьшение числа охотников, постоянно и квалифицированно занимающихся пушным промыслом; и «оседание» большого количества пушнины на руках у добытчиков, продажа её, минуя заготовительную систему. Есть и другие причины. Однако — и это очень отрадно — угодья России сохранили значительную часть своих охотничьих богатств.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *