Водоплавающая дичь Северной Америки

Если мы посмотрим на карту Северной Америки с нанесенными на нее основными путями сезонных миграций водоплавающих птиц, то увидим четыре извилистые линии: толстые, жирные внизу, они по мере продвижения вверх, к северу континента, разветвляются, становятся тонкими, переплетаются. Четыре главных пролетных пути: тихоокеанский, центральный, миссисипский, атлантический. По ним весной с юга континента, из Центральной Америки, летят десятки миллионов птиц к местам гнездовий в водоемах прерий, в тундрах и лесотундрах. По ним же осенью вместе с появившимся на свет молодняком они возвращаются на зимовки, поджидаемые в пути многочисленными охотниками.

Небольшие водоемы на открытых местах вперемежку с осиново-березовыми колками в Британской Колумбии (Канада). Озера в окружении бордюра осоки среди высоких елей на Аляске. Тысячи мелких понижений и блюдец, наполненных водой на юге Саскачевана и в Миннесоте. Моховые заболоченные впадины меж лесистых грив на западе Манитобы. Обширные мелководные озера с россыпью тростниковых зарослей в Неваде. Искусственные пруды на сельскохозяйственных землях… Огромное количество различных водоемов дают прибежище водоплавающим птицам в Канаде, США и Мексике. И населяют их десятки видов уток, гусей, казарок.

На заре освоения континента белыми колонистами количество дичи здесь, в том числе водоплавающей, потрясало воображение первооткрывателей. «Птицам нет числа»,— писали путешественники. В начале XVIII века один монах-иезуит, посетивший берега залива Святого Лаврентия, отметил, что «в водоемах царит большое оживление: гуси, утки, цапли, журавли, лебеди, лысухи и разные другие птицы только и делают, что выискивают в волнах пропитание».

В середине XVIII века в окрестностях залива Делавэр птиц, летевших весной на север, осенью — на юг, было великое множество. «Дикие гуси, появлявшиеся в октябре, обычно ненадолго задерживались на побережье, а затем с невероятной скоростью продолжали свой полет на юг, оглашая воздух громкими криками. Тогда же прилетали лебеди, журавли, цапли, утки и всякая иная птица и дичь. Хотя это был всего лишь самый обычный перелет пернатых, который в свое время помог Ко­лумбу достичь американского берега, неискушенному глазу подобное зрелище казалось ошеломляющим».

С тех пор охотничьи богатства североамериканского континента значительно поубавились, но водоплавающая дичь все еще достаточно разнообразна и многочисленна.

Цифры, характеризующие объем добычи водоплавающих и приводимые в различных источниках, не всегда совпадают одна с другой, но все-таки достаточно близки. Наибольшая из них, определяющая добычу всех видов этой группы дичи, во всех трех странах континента — Канаде, США, Мексике — равна 18 млн. Она представляется довольно вероятной, поскольку только в США в конце 60-х годов отстреливали около 12 млн. гусей, уток, лысух вместе взятых, а в Канаде 2,7 млн. речных уток и 99,4 тыс. морских, 221 тыс. гусей, 47,9 тыс. лысух и т.д. К этому надо прибавить отстрел других групп водоплавающей дичи и трофеи мексиканских охотников.

Ф. Куч, назвавший цифру 18 млн., считал, что к ней надо добавить не менее 25% подранков, которые погибают, не будучи найдены охотниками. По его мнению, общая численность водной дичи, ежегодно «производимой» Канадой, основным «инкубатором» этой группы дичи на континенте, достигает 60—100 млн. птиц в год. Он же привел гипотетический прогноз главного объекта охоты — кряквы.

Май 1969 г., гнездовая популяция — 8 000 000

По крайней мере 5%-ная летняя смертность — 400 000

Возрастной состав популяции (неполовозрелые особи, взрослые утки) — 1:1

Численность осенней популяции (к 1 сентября) — 15 200 000

Предполагаемый отстрел в Канаде — 1 500 000

То же, в США — 3 000 000

Общее количество отстрелянных на континенте птиц, включая подранков – 6 000 000

Другие потери популяции (естественная смертность) — 1 200 000

Уровень популяции в мае 1970 г. — 8 000 000

В Канаде на уток в конце 60-х годов охотились 385 398 охотников, в том числе 16 843, не являющихся жителями этой страны. Видовая структура добытых ими уток: крякв — 1 028 829, американских чирков-свистунков — 296 635, американских черных крякв — 273 974, шилохвостей — 184 700, американских свиязей — 179 408, каролинских уток— 111 008, синекрылых чирков — 137 913, американских кольчатых чернетей — 82 741, серых уток — 74 412, гоголей — 76 696, морских чернетей — 115 847, других уток 162 735. Более 70% всех гусей, добытых в характеризуемый сезон (221 005 шт.), относились к различным подвидам канадской казарки.

В США в 1973 г. охотники отстреляли 11889 200 уток, 677 200 лысух, 1606 200 гусей. Среди уток преобладают кряква и различные нырки. Среди гусей преобладают белый гусь (0,5 млн.) и различные казарки. Охотничья нагрузка на популяции белого гуся определялась как чрезмерная, угрожающая существованию вида.

По неполным статистическим данным начала 60-х гг., отражающим добычу в США только 3708 тыс. уток, основным центром отстрела этой дичи была Калифорния (1681 тыс.). Затем следовали Пенсильвания (425,8 тыс.) и Айдахо (321,5 тыс.).

Из 485,7 тыс. гусей, добыча которых была зарегистрирована, 314,4 тыс. отстреляли в Калифорнии, 63,4 тыс.— в Пенсильва­нии.

То, что кряква играет ведущую роль в охоте на водоплавающих, подтверждается различными исследователями. По данным Йессена, в конце 60-х гг. ее удельный вес в Северной Америке среди всех отстрелянных уток составлял 38%. В штате Миннесота, где трофеями охотников становится более трети всех уток, добываемых в континентальных районах США, количество отстрелянных крякв колебалось за 1960—1967 гг. от 159 тыс. (1962 г.) до 435 тыс. (1967 г.). Дневная норма отстрела всех уток за этот же период составляла 2—4 шт., в том числе кряквы 1—4 шт.

В Онтарио, где ежегодно отстреливается 928 тыс.— 1036 тыс. уток, важную роль в охоте играет каролинская утка; численность ее здесь колеблется от 522 тыс. до 825 тыс. шт., объем отстрела — от 86 тыс. до 105 тыс. Увеличение охотничьей нагрузки, последовавшей за повышением сезонной нормы добычи от 2 до 8, а суточной— от 1 до 4 шт., привело к сокращению запасов этого вида в штате. Расчетная численность восточной континентальной популяции Каролинской утки в США в конце 60-х гг. равнялась 3790 тыс. шт. В сезон 1975 г. в этом штате на уток и гусей охотились 60,8 тыс. человек; они затратили 595 тыс. чел.-дней и отстреляли 853 тыс. птиц.

Объекты добычи охотников Гренландии, естественно, во многом отличаются от таковых на континенте. Важную роль для них играет толстоклювая кайра, объем добычи которой достигает 750 тыс. шт. в год. За ней следует обыкновенная гага: охотники отстреливали до 144 тыс. этих птиц ежегодно. Кроме того, собирают гагачий пух, a в районе Туле до недавнего времени разрешали сбор гагачьих яиц (до 10 тыс. шт. в год). Второстепенные объекты охоты по перу: глупыш, обыкновенный баклан, кряква, морянка, гага-гребенушка, белолобый гусь, чёрная казарка. Кроме того, в Гренландии охотятся на морских песочников, короткохвостых поморников, чаек, люриков, чисти­ков, тупиков и т.д. В общем, ежегодно добывают более 1 млн. различных водоплавающих и живущих колониями птиц.

Охота на болотную дичь в Северной Америке развита слабее, чем в Европе. В США в 1975—1976 гг. отстреливали ежегодно 900 тыс. дупелей и бекасов и 300—400 тыс. крупных куликов, всего 1,2—1,3 млн. шт. В Канаде до сих пор применяют охоту на канадских журавлей, ежегодно отстреливают 13— 14 тыс. птиц.

Всего от охоты на водную дичь охотники Северной Америки получают примерно 187 600 ц. деликатесного мяса и большое количество пера и пуха. Оборот капитала, связанный с сохранением и увеличением ресурсов водной дичи, организацией и проведением охот на нее, исчисляется десятками и сотнями миллионов долларов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *