Охота на пушных зверей в Северной Америке

Старица в долине небольшой полу-горной реки. По берегам — бордюр из кустарниковых ив. В двух местах почти вплотную к водоему подходят рощицы средневозрастных зеленокорых осин. Старица покрыта довольно толстым льдом, свободно выдерживающим тяжесть человека. Лёд припорошен снегом, но, сдвинув его, можно рассмотреть тёмную глубину с длинными листьями водных растений и медленно проплывающими близ самого дна рыбами.

Вдали слышится треск мотора, напоминающий мотоциклетный. Он становится всё громче, и вот из-за покрытого осинами мыса показывается яркий жёлтый снегоход с таким же жёлтым прицепом. Управляющий машиной человек останавливает её, глушит мотор, сходит на землю, осматривается. Да, это та самая старица, к которой он направлялся. Теперь надо посмотреть, что здесь произошло за два года, прошедшие с момента последнего посещения водоема.

Траппер, а это именно он, и за ним закреплены все населенные бобром и ондатрой водоёмы этой речной долины, ступает на лёд и начинает осмотр озера. На протяжении нескольких десятков метров ничто не говорит о том, что оно населено интересующими охотника зверями. Но вот в прибрежных таль­никах показалось какое-то разрежение. Охотник направляется туда и находит десяток остатков сгрызенных почти у самого основания веток. Их поверхность пожелтела, обветрилась, но опытный глаз позволяет определить, что ветки сгрызены месяц — полтора назад, перед самым ледоставом. Значит, надо искать: бобры, лакомившиеся ивами, были здесь недавно и, вероятно, остались зимовать. Ещё через полсотни метров, в том месте, куда подходит выступ второй осиновой рощи, человек наталкивается на полу-занесенную снегом тропу, идущую от прибрежья к опушке леска. У ее начала лёд взломан и состоит из смёрзшихся одна с другой пластин. Сомнений нет, бобры здесь и сейчас. Уже после наступления ледостава они, пытаясь продлить сезон заготовки корма, проламывали лёд и ходили в лес за осинами. Вон несколько сгрызенных ими, но не упавших, а зависших вершинами на соседних, осин… Почти в конце ста­рицы в бухточке, вдающейся в берег, охотник находит то, что искал: довольно большую бобровую хатку, а рядом — запас корма, часть которого вмерзла в лёд и даже выдаётся над его поверхностью. На хатке, в двух местах, неплотно прикрытых снегом, изморозь на палках — от тепла, проникающего из жилой камеры бобрового жилища...

Всё остальное не представляет для траппера никаких сложностей. По действующим в данной провинции правилам он имеет право отловить из найденной им бобровой семьи одного зверя. Желательно, чтобы это не был бобренок, поэтому капканы надо устанавливать подальше от хатки, вне пределов досягаемости молодняка. Траппер направляется к прицепу, берёт топор и срубает два небольших дерева. Затем он скрепляет их, прикрепив небольшую привезенную с собой деревянную платформу. Пешнёй прорубает прорубь метрах в 80 от жилища. Устанавливает на платформе небольшой, но мощный капкан, привязывает его к одной из жердей; рядом с капканом кладет на платформу прикрепленный к нему груз. Осторожно, под наклоном, опускает все это сооружение в прорубь, стараясь сохранить горизонтальное положение платформы. Глубина невелика, жерди коснулись дна, и вся конструкция стоит правильно и надёжно. Осталось последнее — приманка. Траппер срубает ветку прибрежной ивы и помещает её таким образом, чтобы она находилась над капканом, но не мешала захлопываться его дугам. Расчёт прост: проплывающий вдоль берега по своему подлёдному маршруту, бобр соблазнится свежим зелёным кормом, подплывет к платформе, обопрется задней лапой на платформу, сдвинет насторожку. Капкан сработает, бобр рванется прочь, стянет с платформы груз, который увлечёт его вместе с ловушкой на дно… Работа закончена, можно присесть, отдохнуть несколько минут и двинуться в путь, к соседнему озеру. Зимний день короток, а охотничий путик велик; даже быстроходные мото-нарты не позволяют трапперу сидеть, сложа руки: за сезон, чтобы оправдать расходы и заработать на жизнь, надо поймать не один десяток бобров, а это требует и времени, и сил.

Любопытно, что традиционные методы отлова бобров выступают в обрамлении современных требований и приемов. На Ньюфаундленде, например, траппер, занимающийся добычей бобра, перед началом сезона должен получить платную лицензию. Стоит она всего 2 долл., но дает трапперу законное право на использование закрепленного за ним участка угодий. Трап­перу вручают картосхему его участка (масштаба 1:50 000) с обозначением его границ и владений соседей, буклет с описанием техники добычи бобров, съемки и первичной обработки их шкур. Чтобы полученные в процессе промысла морфологические материалы не пропали, а послужили науке, траппера снабжают также посудой, формалином для консервации органов размножения животных и зубными метками: он должен пометить ими зубы, вырванные из челюстей бобров (по ним в лаборатории охотоведы определяют возраст добытых зверей). И, наконец, последняя часть обязательного трапперского набора — метки для шкур. Их помещают на шкуры бобров сразу после съемки: без метки шкура считается браконьерской, и пушная компания не имеет права приобрести ее у траппера.

Капкан, сменив примитивные индейские орудия и приемы добычи пушных зверей, длительное время являлся главным орудием лова этих животных в Северной Америке. И в настоящее время, помимо бобра, при его помощи добывают основную массу ондатр, нутрий, норок, выдр, куниц, койотов, лисиц, песцов, опоссумов, енотов, скунсов и других объектов пушного промысла. Но… откроем книгу «Факты о мехах», выпущенную в Нью-Йорке в 1980 г. На с. 142 начинается длительный перечень стран, в которых совершенно запрещено применение капканов со стальными челюстями. В Европе — 14 стран, причем в Дании подобный запрет установлен еще в 1931 г., в Австрии — в 1938 г.; в Африке — 22 страны, в Азии — 5, в Латинской Америке — 5 и т.д. Находим мы в этом списке и Северную Америку: В штате Род-Айленд с 1970 г. не разрешается использовать все типы пружинных капканов со стальными дугами; сохранены лишь быстро умертвляющие и ящичные ловушки.

В восьми штатах США и одной провинции Канады введены различные ограничения на стальные капканы. В Массачусетсе, например, капканы можно устанавливать только в воде. В Южной Каролине запрещено продавать, изготовлять и использовать все капканы, за исключением №3 и меньше, причем последние применяют только в частных землевладениях, вблизи от строений. В Теннесси исключены наземные способы установки капканов, их помещают только в норах…

Законодательством предусмотрено много других оговорок и условий при использовании капканов. Так, в 23 штатах изъяты из обращения капканы с зубцами на дугах. В 10 штатах требуют наличия зазора определённой ширины между дугами. В 22 штатах капканы необходимо проверять ежедневно. В 38 штатах ловушки должны иметь прикреплённые к ним идентификационные метки. В 42 штатах постановка капканов на частных землях нуждается в предварительном согласии землевладельцев.

Подобных ограничений очень много. Часть их продиктована разумными мотивами, стремлением упорядочить пушной промысел, избавить диких зверей от излишних мучений. Другая часть продиктована лжегуманными соображениями и должна быть отвергнута. Капканный промысел усовершенствованными орудиями лова, конечно же, необходим и заменить его пока нечем.

…Свора небольших собак рвёт поводки из рук владельца, громко и нетерпеливо лает. Причина их волнения понятна: они почуяли свежий след енота-полоскуна, приходившего на берег ручья помыть в проточной воде выкопанные им корешки и полакомиться ими. Вон на узкой прибрежной полосе отпечатались его характерные следы. Мгновение, поводки с собак сняты, и они устремились по следу в густой подлесок. Минута — две… Лай удаляется. Но вот он на миг замер, и послышался снова, ещё более яростный, но уже с одного места. Собаки обнаружили место пребывания зверька. Не торопясь, охотник подходит к развесистому гикори, вокруг которого беснуются собаки. Нет, Слава Богу, дерево без дупла, енот не успел добраться до одного из своих убежищ. Вон он сидит у основания толстого сука. Звучит негромкий выстрел из малокалиберной винтовки, и зверёк, цепляясь за ветки, валится с сука. Скорей перехватить его, пока он не попал в челюсти азартных помощниц…

Охота с собаками практикуется на многих пушных зверей Северной Америки: опоссумов, барсуков, лисиц, куниц, койотов, рысей… Распространены охоты с троплением (особенно — на рысей), в меньшей степени — на засидках.

В общем, все — как в других странах, занимающихся пушным промыслом. В последние десятилетия траппер стал более мобильным и лучше вооружённым. Помимо снегоходов, в его распоряжении находятся автомашины высокой проходимости и довольно часто — самолёты и гидропланы. Это помогает трап­перам осваивать большие площади охотничьих угодий, забираться в слабозаселённые участки тайги, тундры и прерий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *