Общие сведения об охоте на пушного зверя в Северной Америке

Пушной промысел сыграл выдающуюся роль в колонизации североамериканского континента. Европейские купцы, прельщенные слухами об огромных пушных богатствах Северной Америки, торопились зафрахтовать корабли и одними из первых достигнуть ее неизведанных и диких берегов. Широко известны, например, плавания французского купца Жака Картье, после одного из которых он возвратился на родину на двух кораблях с трюмами, доверху набитыми шкурками калана, бобра и выдры.

Охотники за пушным зверем, трапперы, первыми забирались в неизвестные еще для белых колонистов районы континента, устраивая бойню среди населявших эти районы диких животных и «освобождая» от пушного зверя леса и водоемы.

Скупщики пушнины организовывали частные компании, обладавшие огромными капиталами и влиянием. Одна из них, всемирно известная компания Гудзонова залива, несколько столетий представляла собой «государство в государстве»: она держала в своих руках экономику обширнейших северных областей Канады и Аляски, имела собственные крепости-фактории и даже вооруженную стражу. Все закупки пушнины в этих областях, вся реализация товаров, необходимых для местного населения, осуществлялась всесильной компанией.

Да и для основателей «Русской Америки», простиравшейся некогда от севера Аляски до берегов жаркой Калифорнии, пушной промысел, торговля пушниной долгое время были важнейшим источником доходов. «Российско-Американская компания», созданная в самом конце XVIII в. с капиталом более 700 тыс. р. (существенные по тем временам деньги!), простирала свою деятельность на Командорские и Курильские острова, острова Прибылова, Алеутскую гряду. За два первых десятилетия промысел морского и пушного зверя дал компании 200 млн. р. дохода…

Да, заманчивыми были пушные богатства Северной Америки! Не случайно Джон Бейклесс, автор уже упоминавшейся книги «Америка глазами первооткрывателей», указывает на них как на одну из первопричин стремительного освоения континента. Местные жители представления не имели об истинной ценности шкур пушных зверей. Члены экспедиции капитана Кука в последней четверти XVIII в. обменивали у индейцев, населявших берега Канады, одну шкурку калана на товары средней стоимостью 6 пенсов. На заморских же рынках эти шкурки перепродавались по 80—120 долл.!..

В настоящее время пушной промысел Северной Америки ведётся под контролем органов охотничьего надзора и даст большое количество ценной пушнины.

Длительное время, примерно с 20-х по 60-е годы текущего столетия, в США и Канаде добывали пушнины на 30—35 млн. долл. С этого уровня начались и 70-е годы. В сезон 1970 — 1971 гг. в Канаде и США трапперы продали скупщикам 9 520 875 шкурок на сумму 29 220 124 долл. На первом месте по стоимости шкурок находилась ондатра (8 147 959 долл.), далее — бобр (5 391 878), енот-полоскун (3 887 860 долл.), нутрия (3 102 093 долл.), красная лисица (2 240 772 долл.). К числу «миллионеров» относились также койот, рысь, норка.

Статистика добычи и стоимость шкурок пушных зверей, добываемых в Северной Америке, характеризуется в основном по двум современным источникам, привлекались также сведения из книг и сводок А. А. Каплина, Р. Парсона и Трипенси.

Затем последовало неуклонное повышение числа добываемых пушных животных и главное — цены их шкурок. Менялась и структура внутреннего пушного рынка.

В сезон 1977—1978 гг. общее число шкурок, закупленных в США и Канаде, достигло 19,4 млн., т. е. выросло более чем в два раза, а стоимость добытой пушнины оценивалась 216,5 млн. долл. — рост почти в 7,5 раза! На первое место вырвался енот-полоскун; 3,9 млн. шкурок этого зверька дали более 91 млн. долл. Он оттеснил ондатру на второе место — более 7 млн. шкурок на сумму 37 284 057 долл. Третьи довольно неожиданно оказался невзрачный степной волк, койот аналог нашего шакала: 443 163 шкурки на сумму 20 929 000 долл. Почти удвоилась стоимость заготовленных шкурок бобр (10 163 068 долл.), по он все-таки оказался на пятом месте, поскольку четвертое заняла рыжая рысь (добыча на сумму 10 990 994 долл.). Очень сильно возросла стоимость добыты шкурок почти всех пушных зверей; «миллионеров» стало уже 15; помимо пяти указанных выше — это илька, песец, серая рыжая лисицы, рысь, американская куница, дикая норка, нутрия, опоссум, выдра.

Следует добавить, что на долю США из указанных 216,5 млн. долл. пришлось примерно 177 млн. долл., Канады — боле 39 млн. долл. Как это ни странно, главную роль в превращена США в ведущую пушнопромысловую страну мира сыграли виды, относимые некогда к второстепенным. Если мы «отбросим» закупки шкурок енота-полоскуна и койота, то объем шкурок пушных закупок в США составит около 111 млн. долл. в Канаде — более 28 млн. долл., т.е. относительная разница между ними значительно уменьшится…

Феномен «пушного бума» 70-80-х можно объяснить несколькими причинами: ростом спроса на природную натуральную продукцию (осознанием ее истинной потребительной стоимости), повышением спроса на меха вообще и на длинноволосые, в частности, инфляционными тенденциями в экономике США и Канады. Большую ясность в этот вопрос поможет нам внести анализ динамики заготовок охотничьей пушнины в Канаде.

В сезоне 1977—1978 гг., о котором только что шла речь, эта страна произвела пушнины на сумму 73 220 159 долл., из которых 41 675 472 долл. пришлось на шкурки диких и 25 554 687 долл. — клеточных пушных зверей. В сезоне 1978 1979 гг., т.е. всего через один год, общая стоимость пушнины увеличилась до 125 287 217, в том числе охотничьей — до 81 747 855 долл. Пушно-промысловое хозяйство дало рост более чем на 34 млн. долл.! Чем же он объясняется? — Число добытых шкурок осталось почти прежним (3 387 тыс. и 3 394 тыс.) Следовательно, причина—в росте цен на шкурки пушных зверей и в увеличении удельного веса более дорогих шкурок.

Только за один сезон средняя цена на шкурку бобра увеличилась с 20,05 до 35,81 долл., койота — с 57,85 до 114,95 долл., лисиц — с 69,94 до 110 долл., рыси — с 267,07 до 355,80 долл., ондатры — с 4,74 до 6,22 долл. и т.д. При этом повысился и объем добычи некоторых дорогих и массовых видов: бобра — примерно на 50 тыс., койота — на 5 млн., лисицы — на 4,7 млн., дикой норки — на 1,34 млн. шкурок.

Если подобные же явления за характеризуемый период произошли и в пушном промысле США (а они вполне возможны, потому что канадский и американский пушной рынки связаны тесно), то общий объем производства охотничьей пушнины на континенте в сезон 1978—1979 гг. мог превысить 300 млн. долл.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *